Юдифь...

Юди́фь, или Иуди́фь (ивр. ‏יהודית‏‎ [Йехуди́т] — «иудейка»; женский вариант имени Иуда) — персонаж ветхозаветной неканонической или второканонической книги Юдифи, еврейская вдова, спасшая свой родной город от нашествия ассирийцев.


Эта история, вызвавшая в свое время немало людских пересудов и профессиональный интерес оперативников, произошла в городе Стаханове на Луганщине, где я в бытность служил заместителем прокурора.

И героем ее был не матерый преступник-рецидивист, а хрупкая молодая женщина. Но женщина необычная. Таких, ни я, ни мои тогдашние коллеги, в своей практике не встречали.

Как известно, материалы многих нашумевших дел, журналистами и писателями ложатся в основу их произведений детективного жанра. Но, к сожалению, в нашем провинциальном городе их тогда не случилось, а жаль. Это, как раз, такой случай.

А поэтому, в силу оригинальности, попытаюсь о нем рассказать.

В детстве Юлия, так звали нашу героиню, ничем особенным не отличалась, разве что мечтою. Хотела стать юристом. Другие девочки видели себя в будущем врачами, учителями, наконец, просто женами.

А она непременно юристом, причем следователем, прокурором или судьей.

Однако мы предполагаем, а Всевышний располагает. К десятому классу наша Юлия оформилась в настоящую красавицу и за ней стали «приударять» сначала одноклассники, а затем и более зрелые мужчины.

За одного из них, подвизавшегося в торговле, девушка и вышла замуж.

После этого молодожены уехали к нему на родину — в Ростов, откуда через несколько лет Юлия вернулась к родителям без мужа, но с маленьким сынишкой.

Нужно было начинать новую жизнь. А она в то время била у нас ключом.

Стаханов — родина известного в то время на всю Страну стахановского движения, купался в зените славы, расстраивался и хорошел.

Кроме угольного месторождения, в нем было несколько крупных заводов союзного значения, свой мясокомбинат, молокозавод и масса других, менее значительных предприятий.

Высокой была и зарплата. Многие шахтеры и заводчане разъезжали на новеньких «Волгах» и «Ладах», регулярно отдыхали на европейских курортах и имели уютные дачи на живописных берегах Северского Донца и Лугани.

Хотелось красивой жизни и Юле. Тем более, что она еще больше расцвела, да к тому же вернулась в отчий дом дипломированным юристом.

Для начала мечтательница устроилась юрисконсультом в городское управление жилищно-коммунального хозяйства, где сразу обратила на себя внимание высокой работоспособностью, принципиальностью и умением ладить с людьми. Уже через месяц ее избрали председателям группы народного контроля предприятия и выдвинули в народные заседатели стахановского горнарсуда.

И не ошиблись. В первый же год работы активистка «вывела на чистую воду», кого бы вы думали? Своего начальника управления, который понемногу приворовывал.

Того исключили из партии, подвергли денежному начету и отправили на пенсию. Ходили слухи, что таким образом Юлия отомстила ему за понуждение к сожительству, но кто знает?

Уже тогда ее приметили в исполкоме и предложили более серьезную должность – юрисконсульта областного управления сельхозтехники, базировавшегося в городе.

Что это за организация, думаю, объяснять не стоит. Скажу одно, там имелось практически все, что Аркадий Райкин в свое время назвал заманчивым словом «дфысыт» — от острофондируемых строительных материалов и механизмов, до запчастей к «Волгам», «Уазам» и прочей автотехнике. И руководил много лет этим сказочным управлением всеми уважаемый в городе человек.

К нему благоволил сам Первый, и добивались дружбы многие другие начальники. И он ее дарил, не бескорыстно, конечно. По принципу «ты мне, я тебе».

Однако, знал меру и особо не зарывался. Хотя и имел две слабости — хорошую выпивку и красивых женщин.

Вот к нему-то и попала наша Юлия. Будучи наслышан о печальной участи ее бывшего «патрона», тот поначалу относился к сотруднице настороженно. Но чего не делает женское обаяние!

Тем более, что им новая сотрудница владела в совершенстве.

Были у нее и другие достоинства. Каким-то особым чутьем Юлия угадывала нечистых на руку работников. Подловила она и в управлении — двоих, о чем сразу же доложила директору. А тот не терпел когда крадут в его владениях. С треском выгнал.

И стал доверять своему юрисконсульту — ведь сообщила-то она не в ОБХСС или народный контроль, а ему. «Сор из избы» не вынесла, значит, свой человек. А еще через какое-то время, как и следовало ожидать, их отношения стали дружескими, а затем и интимными.

«Патрон» наслаждался любовью юной девы, а она его благосклонностью. И та была немалой.

Вскоре, не без участия директора, горисполком выделил Юлии с сыном отличную двухкомнатную квартиру в новом доме, на работе ей существенно повысили зарплату и за счет предприятия стали выделять путевки для отдыха в пансионатах Крыма.

Но вмешалась любовь. На этот раз настоящая. Юлия познакомилась с молодым горным инженером и стала встречаться с ним. Об этом стало известно директору.

Тот потребовал прекратить эти встречи, грозя в противном случае сообщить тому о своих отношениях с сотрудницей.

Лучше бы он этого не делал. Зная практически о всех махинациях любовника, Юлия сделала вид, что смирилась, а сама решила избавиться от него. Нет-нет, не подумайте чего дурного! Для банального убийства она была очень умна. И придумала иезуитский ход.

По давно установившейся традиции, в выходные, ее шеф с несколькими «отцами города» выезжал на базу отдыха на знаменитое в наших местах Бобровое озеро, где вволю парился в сауне, играл в бильярд и предавался обильным возлияниям.

А утром в понедельник, юрисконсульт приносила ему на подпись кипу различных документов, подлежащих отправке в областные и республиканские инстанции.

Слепо доверяя Юлие, и страдая тяжелым похмельем от выпитого накануне, «кэривнык» не вникал в их суть и ставил начальственную подпись в тех местах, куда указывал изящный пальчик.

Так было и в то роковое для него утро.

Подмахнув последний документ, директор выхлебал бутылку «Нарзана» и, сказав, что ему нездоровится, уехал отсыпаться домой.

А еще через несколько дней директора вызвали в обком. Какой там с ним состоялся разговор неизвестно, но закончился он весьма плачевно — с «командиром производства» случился инфаркт, а затем он был исключен из партии и снят с должности.

Впоследствии выяснилось, что из «Сельхозтехники» на имя первого секретаря обкома Шевченко поступило отпечатанное на фирменном бланке этой организации письмо, в котором сообщалось о ряде злоупотреблений совершенных директором, его пьянстве, стяжательстве и других неблаговидных поступках.

Завершалось оно настоятельной просьбой о снятии мздоимца и морального разложенца с работы и исключении из рядов КПСС. И, кроме того, обещание обратиться в ЦК, в случае отказа в этом.

А в конце стояла подпись … самого директора.

Все было просто. Письмо исполнила коварная Юлия, подсунув его на подпись своему шефу в числе других документов, а тот, росчерком пера сам подписал себе приговор. Читать надо бумаги, товарищи начальники, читать…

Впрочем, официально этот факт нигде не прозвучал, обком не желал «выносить сор из избы», хотя о нем и стало известно многим.

Как ни странно, но для Юлии эта скандальная история никаких последствий не имела, более того, ее пригласили на работу в горисполком, на должность ведущего юрисконсульта.

Почти как в одной украинской басне «… и щуку кынулы у ричку».

В достаточно короткое время дама сумела расположить к себе председателя, и он, помимо прочего, поручил Юлии курировать работу жилищной комиссии горисполкома. Именно там решались самые актуальные для горожан вопросы — получение квартир из государственного фонда.

Располагая списками очередников и готовя рабочие документы на очередные заседания комиссии, авантюристка очень скоро поняла, что это отличная возможность заводить «нужные» связи и повышать свой рейтинг, что и сделала.

С мнением юриста при распределении жилья стали считаться не только в горисполкоме, но и в других властных структурах, в том числе горкоме, милиции, прокуратуре и суде. Появились и нужные связи. Причем на самом верху.

Ну, и как следствие, улучшилось материальное благосостояние: появилась возможность покупать дефициты, получать дорогие подарки, а также различного рода услуги.

Как говорят, «аппетит приходит во время еды». Так случилось и с Юлией.

Она стала получать «мзду» от благодарных очередников. Сначала понемногу и с опаской. А затем, больше, с элементами вымогательства. Причем у четко определенного круга — начальственных работников торговли, медицины и промышленных предприятий.

Ко времени моего повествования в этой среде знали, что, располагая благосклонностью исполкомовского юриста, реально можно улучшить свои жилищные условия.

Знали об этом и в городских правоохранительных структурах, но помалкивали — Юлия пользовалась благосклонностью одного из их руководителей.

Но все хорошее когда-нибудь, да кончается. Вскоре он попал в какую-то «историю» и перевелся в область, а у Юлии начались крупные неприятности.

Она попала в милицейскую разработку и при получении очередной взятки была задержана «с поличным».

С моей санкции на квартире Юлии безотлагательно произвели обыск и даже видавшие виды оперативники, были немало удивлены.

Никаких крупных денежных сумм, как ожидалось, они не нашли. Но обнаружили целый архив компромата в отношении «отцов города». Причем не досужие рассуждения, а первичные документы и их копии, различного рода ведомости, акты и справки. А еще удостоверения инспектора комитета народного контроля и СЭС, чистые бланки, угловые штампы и печати различных городских учреждений. Но, самое главное, служебный «Маузер» и удостоверение личности бывшего прокурора города .

Ничтоже сумятившись, все по умному запротоколировали и рванули на доклад к начальнику милиции полковнику Дьяченко.

А от него, с обнаруженным оружием и удостоверением, ко мне, как к непосредственному куратору. Я тоже был ошарашен этими находками и, захватив их с собой, ушел на доклад к прокурору (тот был недавно к нам назначен).

Затем, по его указанию, допросил задержанную оперативниками Юлию.

Держалась та достойно — никаких слез и истерик, а в ответ избрала наступательную тактику: все обнаруженное в квартире — милицейская провокация.

В свое время, мол, отказалась помочь в получении жилья одному из ее начальников. Пистолет же и удостоверение у нее как-то забыл наезжавший в гости и находившийся «под шафе», бывший городской прокурор. И ничего криминального тут нет.

Тем не менее, после допроса, я Юлию арестовал и ее поместили в камеру ИВС.

Следствие по делу провели тщательно и всесторонне. Причем установили еще один немаловажный факт: диплом об окончании юридического факультета Ростовского университета у обвиняемой оказался «липовый». Она была отчислена со второго курса ВУЗа за какую-то аферу.

По совокупности совершенных преступлений — взяток, злоупотребления служебным положением и мошенничества, авантюристку осудили на пять лет лишения свободы. Материалы об обнаружении у нее «компромата», оружия и удостоверения, в деле, естественно, отсутствовали.

Их вернули по ведомственной принадлежности.

Причем в горисполкоме по этому поводу произошли некоторые кадровые изменения, а к нам в «контору» примчался гость из области. Тот самый бывший прокурор, чьи властные атрибуты нашли у мошенницы.

Теперь он работал начальником областного управления юстиции, являлся депутатом областного Совета и, естественно, не желал огласки той старой истории.

Удостоверение полковнику вернули, а «маузер» оставили для служебных нужд.

Прошло несколько лет. Я продолжил службу прокурором в соседнем городе.

И как-то на прием по хозяйственному уголовному делу, касающемуся филиала крупного предприятия Донецкой области (тот располагался в нашем городе) ко мне записался маститый адвокат оттуда.

А с ним была… Юлия. Еще более расцветшая и похорошевшая.

Как оказалось, в «местах не столь отдаленных» она была недолго-половину срока. И трудилась не на производстве, а секретарем у начальника колонии.

С его помощью восстановилась в университете, где получила диплом, теперь уже настоящий. И работала начальником юридического отдела в названном выше предприятии.

Пообщались мы тогда плотно — дончане настаивали на прекращении дела, я возражал. Кстати, впоследствии эта пара, дойдя до прокуратуры Союза ССР, его успешно развалила, а автор этих строк едва не получил выговор.

Самое же интересное то, что второе имя Юлии, а точнее псевдоним, было «Юдифь». И являлась она агентом органов госбезопасности.


Автор: Реймен

Видео разрешено смотреть только на YouTube, поэтому нажимаем на смотреть в YouTube, или Watch this video on YouTube.

Источник: proza.ru
1k
6
0
Knigochii Knigochii
2 года назад
Странно-мутная история какая-то. И, действительно, зачем тут Поклонская?
0
shmoldi shmoldi
2 года назад
По тексту:
Хотелось красивой жизни и Юле. Тем более, что она еще больше расцвела, да к тому же вернулась в отчий дом дипломированным юристом.

Просто самая подходящая по теме фотография в сети, не более…
0
Knigochii Knigochii
2 года назад
Как-то так себе объяснение. Автор — барин, но сменить бы фотографию было правильно.
0
shmoldi shmoldi
2 года назад
Зачем менять, девушка симпатичная и по специальности подходит…
+1
Rumpel Rumpel
2 года назад
Причём здесь фото крымской Няши?
0
shmoldi shmoldi
2 года назад
Смотри мой ответ выше…
0
Rumpel Rumpel
2 года назад
Ну тебе лучше знать. Ещё лучше стал о ней думать.
Посещая наш сайт, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie.
© 2020-2024 NoNaMe
Яндекс.Метрика